Свобода – вершина пути человека или первый шаг к мудрости?

Разумность Вселенной

Предназначение Человечества

Незавершенный метаморфоз человека

Посттравматический синдром человечества

«Свобода» как неформальный «бог» человечества.

Размышления о настоящей свободе.

Ложь о «свободе человека» и внушение веры в порочность человека

Мировоззренческие автопортеты

Самопознание, книга Джона Мейсона

Вопросы для тех, кто занимается практическим самопознанием

Диалоги для практического самопознания

Пифагорейские Золотые Стихи

Открытые вопросы, над которыми размышляют наши современники

Самопознание и будущее человечества. Диалог.

<<< ОГЛАВЛЕНИЕ >>>

Глава III

О нашем отношении к Богу, Господу нашему Иисусу Христу и людям.



Аудиотекст читает заслуженный артист России Олег Мартьянов.




 

   Самопознание требует, чтобы мы прояснили для себя наше отношение к другим существам и вытекающим из этого обязанностям. Наш первейший долг – рассмотреть, как мы относимся к Тому, Кто дал нам бытие.

   Мы – творения Его рук, и предмет Его заботы. Его сила содержит бытие, данное нам по его воле. Его дары наделяют нас благословениями, и милость его направлена на наше будущее блаженство. Мы не только его творения, но одарены также разумом и рассудком, и достоинство нашей природы заключается в том, что мы способны познавать нашего Создателя и обретать радость в процессе познания. Будучи разумными существами, мы пребываем в двух особенных отношениях к Богу; частое размышление о них совершенно необходимо для истинного самопознания. Он, как наш Создатель, есть Царь и Отец, а мы, как Его творения, есть Его подданные и дети.

   I. Мы – подданные царства его и потому обязаны:

  1. С искренним смирением повиноваться Его законам. Преимущества, по которым эти законы были предложены нам, как наивысшие, огромны. Они полезны для всех и каждого и предназначены как для настоящего, так и для будущего счастья. Они вполне доступны, понятны и ясно записаны в сердце каждого человека. Легко проникнуться их мудростью и необходимостью. Они вмещают в себя самые сильные побуждения, которые только имеет человеческое сердце. Если некоторые из них трудны для исполнения, то мощная сила благодати предлагает свою помощь к их исполнению. Человеческие законы не имеют таких преимуществ и не служат опорой при их соблюдении.
  2. Будучи подданными, мы должны охотно отдавать почтение Его Величеству, как жертву сердца, смиренно осознавая, что всё, что у нас есть – от Него и благодаря Ему. Земные правители удовлетворяются словесными формами почитания, но Бог, который знает и видит сердца своих творений, принимает только сердечные чувства. Он требует поклонения от всей души, справедливо ему принадлежащего, поскольку Он дал душе способность познавать Его и поклоняться Ему.
  3. Как верные подданные, мы должны охотно приносить Ему дань, которую Он требует от нас. Но это не та дань, которую вынуждают нас платить земные правители, и не та дань, которая налагается на подданных за управление ими. Дань, требуемая Богом, есть дань хвалы и чести, в которой он не имеет нужды, ибо Он – независим, бесконечно могуществен, а слава Его неизменна. Но это есть самый естественный долг, приносимый Ему Его творениями. Восхвалять Его означает возвещать его славу, славословить Его – торжествовать Его славу, чтить Его – воздавать Ему и Его путям почитание перед всеми людьми. А поскольку это самый естественный долг тварей к Творцу своему, то Он и требует Его от каждого из нас по мере данных талантов и способностей.
  4. Как покорные подданные, мы должны безропотно следовать законам Его и образу Его, хотя бы они и были для нас непроницаемы и необъяснимы. В любом государстве есть государственные тайны, скрытые от простых людей, которые по этой причине не могут правильно судить о мудрости и справедливости некоторых общих мер, и не знают от чего и для чего они предпринимаются при определённых обстоятельствах. Тем более это относится к правлению Господнему, мудрость которого выше нашего понимания. Ибо пути Его не такие, как наши пути.   

А потому, какими бы нам не казались наблюдаемые события, мы, как покорные подданные, обязаны соблюдать спокойствие и полагаться на мудрость и справедливость нашего Творца, испытывая уверенность в том, что «Царь и Судья всей земли хочет всем воздать по правде Его».

     5.   «Как добрые подданные царства Божия, мы должны отдавать надлежащее уважение и почтение Его правителям», особенно когда они служат Ему верно и преданно, не столько для своей выгоды, как это часто бывает с министрами земных правителей, сколько для чести своего Божественного учителя. И какое было бы счастье, если бы все министры и проповедники небесного Царя были безукоризненны! Нередко земные правители терпят поражение в лице своих министров. Порицая их и ругая, они косвенным образом метят на самого властителя, как это и подразумевается. Так, некоторые, насмехаясь над служителями Евангелия, обличают тем самым своё развратное чувство перед Богом и самой религией, и такие поступки совсем неприличны для тех, кто считает себя верным подданным Его царства.

             «Наконец, как добрые подданные, мы должны всеми силами содействовать благосостоянию его царства», защищая мудрость Его правления и стараясь примирить с Ним и других, даже если многое в нем казалось бы им смутным и непонятным, и таким образом противодействовать невежественным насмешкам счастливого негодяя, разъясняя сомнения и опасения огорченного честного человека. Действуя так, мы сохраним характер честных подданных Царя небесного. Забыв об этом нашем долге и призвании и действуя иначе, мы показываем только великое незнание самих себя.

   «Как творения Божьи, мы не только подданные, но и дети Его», поэтому мы должны обратить внимание на свое к Нему отношение и свои обязанности, если по-настоящему хотим познать себя. "При сотворении мы были Его детьми, а Он - истинно Отцом нашим" (Исайи 1. XIV. 6).

И тем более мы являемся детьми Его по усыновлению: «Все вы сыны Божьи по вере во Христа Иисуса» (Галат. III. 26).

   Следовательно: (1) наша высшая обязанность – любить Его как Отца. Любовь детей к родителям основана на благодарности за полученное благо, которого мы никогда не могли бы требовать, и поэтому любовь должна быть соразмерна с этим благом, особенно если происходит из сознания нашего долга к родителям. И какой долг может быть естественнее, чем любовь к своим благодетелям? Какой же в таком случае должна быть любовь и благодарность по отношению к Тому, от Кого мы получили величайшее из благодеяний, а именно наше бытие и все, что идет нам во благо?

   (2) «Как дети, мы должны почитать Его», т.е. говорить о Нем с глубоким почтением и тщательно избегать всего, что может бесчестить святое имя  и пути Его. «Сын чтит Отца и раб – господина своего; если Я отец, то где почтение ко мне?» (Мал. I, 6).

   (3) «Как дети, мы будем прибегать к Отцу во всех нуждах наших». И к кому же обратиться детям, как не к Отцу, когда им нужна защита, помощь и поддержка во время опасностей, затруднений и бед?

   (4) «Мы должны быть уверены в Его силе, мудрости и отеческой заботе: Он думает о нас  и защищает, делает все для нашего блага и лучше знает, что нам полезно». Бояться и со страхом ждать своего будущего, быть недовольными и смущенными в ожидании зла, которое может случиться, в то время как мы находимся в руках и под охраной нашего Отца небесного, - разве так должны вести себя Его дети? Земные родители не могут устранить всех бед от своих детей, потому что их сила и мудрость ограничены, но Всеведающий и Всемогущий Отец наш может. Земные родители способны даже не иметь любви и нежности к своим детям, но не таков Отец наш небесный. «Забудет ли женщина дитя свое, не пожалеет ли о сыне чрева своего? Но хотя бы она и забыла, но Я не забуду тебя» (Исайи XLIX.15).

   «Как дети, мы с полной уверенностью должны предать себя в Его распоряжение и не думать, что мы вполне можем видеть всю премудрость Его воли». Не прилично хорошим детям  идти против воли своих родителей, отрицать их разум, не слушаться их приказаний, даже если они и не всегда способны понять, для чего они даны им. Тем более такое поведение неразумно и непростительно  по отношению к Богу, «который не дает отчета о своих делах, коего суды непостижимы и пути неисповедимы». «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его, и неисследимы пути Его! (Рим. XI.33).

   Наконец, как дети, мы терпеливо должны подчиняться Его строгой дисциплине и со смирением принимать наказания. Земные родители могут иногда наказывать детей, причем делать это с пристрастием, но небесный Отец исправляет или наказывает детей своих для их же пользы и никогда столько, сколько заслуживают по вине своей. «Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей - для пользы, чтобы нам иметь участие в Святости Его» (Евр.XII. 10). «О сем радуйтесь, поскорбевши теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1-е Петра I. 6, 7). «И после всего, постигшего нас за худые дела наши и за великую вину нашу, - ибо Ты, Боже наш, пощадил нас по мере беззакония нашего и дал нам такое избавление» (Ездра IX. 13).

   А поэтому будем всегда со смирением покорны Его приговорам, это покажет наше истинно сыновнее расположение. Так должны мы поступать и вести себя по отношению к Богу, если хотим сохранить в себе характер детей Его.

   Таковы особенности наших отношений к Богу. Действуя в противоречии вышеизложенному, мы показываем лишь незнание правильных отношений или то, что вовсе не размышляли о своих обязанностях к Богу, как подданных и детей, или до сих пор не имели понятия ни о Боге, ни о самих себе. Здесь мы видим, что самопознание прямо ведет нас к познанию Бога, как очень верно заметил один поистине благочестивый человек: «Тот, кто не знает себя, не знает и Бога, а также всего, за что мог бы называться мудрым и счастливым человеком». Для познания себя мы должны часто размышлять об очень важном своем отношении к Иисусу Христу, как нашему Искупителю.

   II. Сказанное выше относится к нам, как к людям, христианам, и открывает новое поприще долга и обязанностей, которые человек никогда не должен забывать, если в самом деле не хочет забыть самого себя. Как христиане, мы являемся учениками, последователями и слугами Христа, нас искупившего.

   Как ученики Христовы, мы должны учиться у Него, и наши религиозные чувства заимствовать только из Евангелия, а не от людей. «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос» (Матф. 23, 8). Если кто-то захочет отличиться каким-то особенным именем, как коринфяне (за что их и упрекал апостол), говоря, что мы все – ученики Христовы и только в этом смысле называемся христианами. Действительно, было бы очень несправедливо желать отличиться каким-нибудь другим именем. В таком разделении на секты по названиям и привязанностям, есть нечто плотское, от чего предостерегали многих добродушных. Да и сам апостол Павел говорит: «Ибо когда один говорит: “я Павлов”, а другой: “я Аполлосов”, то не плотские ли вы?», «Вы же Христовы, а Христос - Божий»  (1-е Коринф. III. 4, 23).

   Наш долг чтить это высокое название, достигая его жизнью и неизменно руководствуясь Евангелием, как единому основанию надежды нашей, хотя бы мы и подвергались  нареканию безбожных или суеверных людей.

Будучи христианами, мы являемся последователями Христа и поэтому обязаны  подражать Ему, принимая Его за высший образец, нам оставленный. Он оставил нам пример, чтобы мы шли по следам Его. «Ибо вы к тому призваны; потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1-е Петр. II. 21) и наблюдали, чтобы те же стремления были и в нас, как в Нем, и проявлялись в тех же случаях и таким же образом, как у Него. К этому он призывает нас: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня: ибо я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Матф. XI. 29), и каждый является христианином постольку, поскольку он следует Христу, достигая совершенного сходства с этим высочайшим образцом, какой Он оставил нам по своей всеобъемлющей благости.

   Будучи христианами, мы являемся рабами Христовыми, и различные дары, которые рабы приносят своим господам, и мы должны приносить Ему. Он ожидает, что мы будем служить Ему с верностью и усердием, постоянное размышляя о Его чести и пользе, о том, что мы вечно Ему обязаны, о Его незаслуженной и беспредельной благости и любви к нам. И более того, как искупленные рабы, мы тем сильнее имеем побуждение любить Его и быть Ему верными.

   Это заслуживает нашего особого внимания, потому что открывает нам другой взгляд на человеческую природу, согласно которому мы должны наблюдать за собой, если хотим знать себя, и то, что мы растленные и переродившиеся существа. Внутренняя борьба между добрым и злым началом, которую мы особенно ощущаем в себе в определенные периоды жизни (борьба духа с плотью), и о которой было известно некоторым мудрым язычникам, доказывает, что человеческая природа на том или ином пути сделала ложный шаг (об этом подробно сказано в Св. Писании) и перестала быть той, какой она вышла из рук Создателя, так что слово ап. Павла, сказанное об иудеях, может быть справедливо отнесено ко всему человечеству: «Нет праведного ни одного, нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного» (Римл. III. 11. 12).

   Уничижительная мысль и неопровержимая истина! Она представляет собой первый шаг в предлагаемой мной науке, и необходимо обратить на нее внимание, если мы хотим почувствовать свой долг и обязанности к Иисусу Христу, как нашему искупителю, каким Он и явился для спасения человечества от всеобщего развращения.

   В результате грехопадения человека возникли два бедственных последствия. Превратные качества растут в нас с детских лет, и быстро укореняясь, превращаются в дурные привычки, которые делают нас слабыми и неспособными повиноваться голосу совести и ума. Это и называется владычеством греха. В то же время мы делаемся предметом неудовольствия Божия и подвергаемся наказанию под действием Его законов, что обычно называется осуждением греха. Христос называется агнцем Божьим, взявшим на себя грехи мира. «Это значит, что Он пришел отнять власть у греха действием благодати, осудить эту власть примирением в Его крови, освятить нас Духом Своим и оправдать своей смертью. Благодатью Он примиряет нас с Богом, а кровью – Бога с нам, и делается нашей правдой и силой. Он умер, чтобы возвратить нам потерянное блаженство и посылает благодать Духа, чтобы сделать нас способными к этому блаженству. Так полно наше искупление, так спасительно предусмотрено и приспособлено Его врачевание к нашей болезни. О, преблагой Искупитель бедных, растленных тварей! Как непременны обязанности, которыми я должен Тебе, и как я к ним нечувствителен! Я вижу в себе самый печальный признак повреждения моей природы – это низкая неблагодарность сердца, которая делает меня нечувствительным к Твоему непостижимому состраданию ко мне. Пока я не узнаю Тебя, я не могу узнать себя, а когда рассматриваю себя, то почему не всегда думаю о Тебе? Ежедневное сознание моих слабостей и грехов да обратит к Тебе мысли мои, и каждая мысль о Тебе да возжет в сердце моем пламеннейшую к Тебе благодарность. О, Божественный, сострадательный друг, любитель и Спаситель человечества!»

   Однако, тот, кто, называя себя христианином и исповедуя, что Евангелие Христа есть Божественное откровение и единственное руководство в вере и практической жизни, в то же время в большей степени дорожит людскими правилами, чем учением Христовым, тот, кто забывает о великом примере Христа, которым должен вдохновляться в своих поступках, тот, кто не помышляет о служении Ему, о Его чести и пользе и исключает Его заслуги и жертву из своей надежды и счастья – тот забыл, что он христианин и не осознал своего отношения к Христу, тем самым доказывая полное незнание самого себя.

   III. Самопознание требует от нас надлежащего внимания к различным отношениям к подобным себе людям и понимания того, какие из этого вытекают обязанности.

   Если мы знаем себя, то не должны забывать о снисходительности, благосклонности и любви к тем, кто ниже нас, о приязни, дружелюбии, уважении, почтении и внимании к тем, кто выше нас, и об укоризненной честности, благорасположении и доброжелательности ко всем.

   Трудно перечислить все обязанности, но достаточно будет сказать, что тот, кто не соблюдает доброго отношения к другим людям, тот, конечно, не знает себя.

   Это так ясно само по себе и очевидно, что о человеке, не умеющем общаться с вышестоящими по положению людьми, обычно говорят: он забывается. Но разве нельзя сказать того же о человеке, плохо обращающемся с нижестоящими? Я знаю, по какой причине это чаще применяется по отношению к «высшим», но в том и другом случае проявляется одинаковое несоблюдение приличия и незнание самого себя. Вообще же, люди обычно нарушают свои обязанности именно в поведении с «низшими», нежели с «высшими», потому что опасаются нежелательных последствий. Это их останавливает и заставляет отдавать им то уважение, которого они ожидают. Но поскольку в отношении «низших» такого не наблюдается, то люди нисколько не боятся их неудовольствия и в определенных случаях готовы обращаться с ними самым неприличным образом.

   Однако если благоразумие и знание самого себя позволяют человеку соблюдать обязанности по отношению к «низшим», которыми он в противном случае пренебрег и старался забыть, то еще строже требуют от него  исполнения этих обязанностей религия и совесть. Если же кто-то сам намеренно этого не делает и, не владея собой, охватывается деспотизмом, тиранством и притеснением тех, кого Бог и природа подчинили его власти, тот, конечно, не знает себя, не подозревает о собственных слабостях, не осознает свои обязанности и, как бы он ни мечтал о себе, он не имеет надлежащего дара правления, потому что не может управлять собой. А тот, кто не умеет управлять собой, тот никогда не будет способен управлять другими.

   Итак, для приобретения самопознания мы должны рассматривать себя как тварей, как христиан и как людей, не забывая обязанностей наших к Богу, Христу и нашим ближним в различных к ним отношениях, чтобы сохранить эти качества и исполнить свой долг.
(Продолжение:
Мы должны понять то положение и состояние, в какое нас поставило Провидение, и что для него наиболее благоприятно.)


Афоризм данного мгновения!