Свобода – вершина пути человека или первый шаг к мудрости?

Разумность Вселенной

Предназначение Человечества

Незавершенный метаморфоз человека

Посттравматический синдром человечества

«Свобода» как неформальный «бог» человечества.

Размышления о настоящей свободе.

Ложь о «свободе человека» и внушение веры в порочность человека

Мировоззренческие автопортеты

Самопознание, книга Джона Мейсона

Вопросы для тех, кто занимается практическим самопознанием

Диалоги для практического самопознания

Пифагорейские Золотые Стихи

Открытые вопросы, над которыми размышляют наши современники

Самопознание и будущее человечества. Диалог.

Глава XII

Тот, кто знает себя, знает и то, как сильно в нем желание похвалы.


Аудиотекст читает заслуженный артист России Олег Мартьянов.



   Человеку, для того чтобы открыть сердце самому себе, необходимо рассмотреть свое славолюбие и то, какими путями он собирается удовлетворять эту страсть.

   Страсть эта бывает так тонка и нередко имеет такое незаметное влияние на наше поведение, что близкое знакомство с ней составляет существенную часть самопознания и потому и требует особого рассмотрения.

   Дух соревнования, как и другие человеческие страсти, оказывается в одних людях сильнее и заметнее, чем в других. Он сам по себе не является плохим и вложен в нас с мудрой целью. Он способен побуждать к прекрасным действиям, если будет сохранен в определенных пределах и порядке, без чего может обратиться в мелочное и преступное честолюбие.

   Если человек ощущает в себе побуждение к полезной деятельности или к истинно доброму и благородному делу, преследует это намерение без задней мысли или коварства, то это знак благородной души. Здесь желание одобрения не может быть преступным, потому что поощряет человека трудиться и делать свое дело лучше, нежели без такого побуждения. Возможно, мы не имели бы многих гениальных, благородных умов, отличившихся изобретениями и талантами, если бы они тайно и неприметно не возбуждались бы к этому славолюбием.

   Но, с другой стороны, если человек добивается людской похвалы, несмотря на то, заслуживает он этого или нет, если ищет популярности и славы, не разбирая средств для их достижения, если честолюбие побуждает его перейти пределы своих способностей и браться за дело, превышающее его силы, прибегая к ничтожным хитростям и притворству, чтобы только составить себе имя и тайным, непрямым путем получить несколько льстивых похвал, вне зависимости от того, кто их источает – тогда эта страсть превращается в так называемое тщеславие. Если же она побуждает человека к неправильным действиям, так что он готов пожертвовать уважением всех благоразумных и честных людей, предпочитая им шумное одобрение увлеченной толпы, и когда честолюбие переходит за пределы приличия и истины, нарушая обязанности чести и добродетели, - тогда это уже не только тщеславие, но порок, нарушающий спокойствие и счастье окружающих людей, который в большей степени, чем что-либо другое был причиной разрушения и опустошения стран и народов.

   Мы привели здесь пример различия между общим мнением и истиной. Порок, превозносящийся злом и бедствиями, принимается за добродетель. Недостойные называться добродетельными увенчиваются лаврами даже теми людьми, которых они разорили, и эти лавровые венки, по общему согласию, сохраняются для них и в более поздних веках. Отзыв Сенеки об Александре (Македонском), конечно, более похож на истину, нежели общепринятое о нем мнение. Он называет его палачом, нежели героем, который, стараясь навлечь ужас на человечество, стал так же знаменит, как подобает скорее самому страшному и ненавистному зверю.

   И, конечно, такие ложные герои, совершенно не зная самих себя, ищут добычи и славы, истребляя человеческий род, и при таком ложном честолюбии навлекают на себя позор и проклятие народов вместо бессмертной славы, за которой они гонялись, воображая, что достигли ее. Это согласуется со словами пророка Аввакума: «Горе тому, кто ищет прибытка худого своему дому, чтобы  поставить на высоте гнездо свое, чтобы защитить себя от рук беды. Бесславие дому своему ты готовил, поражая многочисленные народы, и грешил сам против себя» (Аввак. II. 9, 10).

   Итак, человек до тех пор истинно не узнает себя, пока не познакомится с тайным и часто неприметным источником своих действий и не заметит, какую власть и влияние имеет это на его слова и поступки.

   Для того чтобы исправить беспорядочность и увлечения этой страсти, рассмотрим, какое бесполезное и порочное удовольствие она доставляет. Возбуждая в других зависть, она нередко подвергает нас жестоким мучениям, а иногда и уничижению! Как часто в излишней запальчивости мы теряем из вида свою цель. Добродетель и истинное превосходство не прячутся от света, но и не поднимаются на крыльях честолюбия, которое, превозносясь, подвергается затем ужасному падению. Мы теряем и то удовольствие, какое доставляет нам наша совесть, вместо криков одобрения невежественной и несправедливой толпы, которая судит по внешнему и не может знать нашего настоящего характера. Благоразумный человек скорее пренебрежет одобрением толпы, нежели будет гоняться за ним. «Рассмотри свойства плебейского чувства и степень его понятий, и ты никогда не будешь искать популярности, и бояться его неодобрений, или заботиться о том, как будут судить о тебе те, которые не умеют правильно судить и о самих себе» (Марк. Антон. Кн. XI. 16). 
(Продолжение:
Какие знания мы приобрели и насколько их уважаем?)

Афоризм данного мгновения!