Свобода – вершина пути человека или первый шаг к мудрости?

Разумность Вселенной

Предназначение Человечества

Незавершенный метаморфоз человека

Посттравматический синдром человечества

«Свобода» как неформальный «бог» человечества.

Размышления о настоящей свободе.

Ложь о «свободе человека» и внушение веры в порочность человека

Мировоззренческие автопортеты

Самопознание, книга Джона Мейсона

Вопросы для тех, кто занимается практическим самопознанием

Диалоги для практического самопознания

Пифагорейские Золотые Стихи

Открытые вопросы, над которыми размышляют наши современники

Самопознание и будущее человечества. Диалог.

<<< ОГЛАВЛЕНИЕ >>>  

Глава XIII

Какие знания мы приобрели и насколько их уважаем?



Аудиотекст читает заслуженный артист России Олег Мартьянов.



   Человек никогда не узнает себя надлежащим образом, если не обратит внимания на те знания, которые он приобрел.

   Мы должны рассмотреть приобретенные нами знания в таком ключе: не слишком ли высоко мы их ценим, не слишком ли много думаем о себе? Действительно ли они нам полезны и какое влияние на нас оказывают? Не делают ли они нас холодными, необщительными, претенциозными, своенравными и гордыми, испытывающими презрение к тем, кого считаем невеждами? Если это так, то какими бы ни были наши познания, они приносят нам больше зла, чем добра. Лучше бы оставаться без них, потому что даже при таком невежестве мы были бы менее смешны. В таком положении со всей нашей ученостью мы только покажем, что не знаем себя. Хорошо известно, что тот гордится своим знанием, кто презирает другого за его незнание.

   Многим хочется, чтобы их почитали за знающих, даже если на самом деле они знаниями и вовсе не обладают, хотя и выдают себя за ученых. Во всяком обществе они стараются выставить себя так, чтобы затмить окружающих, но достаточно пару раз поговорить с ними, чтобы понять, что они из себя представляют. Поток учености, который они так щедро расточают, скорее приведет вас в недоумение, нежели удовлетворит. Они, делая это, по-видимому, имели целью не столько вразумить вас, сколько показать себя. Вы хотели бы о многом их спросить или сделать замечание, но они, будучи крайне говорливыми, не дадут вам вымолвить ни слова, и недостаток здравого смысла у них проявится так ярко, что скромный человек просто замолчит. Если же вы будете настаивать на более глубоком исследовании вопроса, то они отвернутся от вас в замешательстве или отделаются двусмысленными ответами. Так каракатица оставляет после себя темное пятно, чтобы невозможно было ее поймать. Откуда происходит эта слабость – вполне понятно, и самопознание могло бы довольно скоро ее устранить.

   Также, как некоторые ученые стараются показаться более знающими, чем являются на самом деле, есть люди, которые из тщеславия притворяются, будто ничего не знают, и, чтобы показаться более глубокомысленными и проницательными, настаивают на том, что в науке нет ничего положительно верного, и даже отвергают базовые положения, не принимая ничего за достоверное и впадая в пирронизм – обычное следствие весьма отвлеченных и тонких споров.

   Каждый способен придавать большую цену тому знанию, в котором он считает себя превосходнее других, ставя прочие знания ниже своих. Но при этом необходимо иметь надлежащий масштаб для определения их достоинства. Мы примем следующий: знание, которое служит для лучших целей имеет большую значимость, т.е. это то знание, которое делает человека мудрым, более приятным и полезным как для себя, так и для других. Знание есть только средство для этой цели; обо всех же средствах можно судить по их цели и легкости, с какой они содействуют ее достижению. Так что лучшее знание - то, которое прямо ведет человека к лучшей цели, т.е. к истинному счастью, а главной целью всего непременно должна быть слава Божия.

   Если теперь мы будем судить обо всех знаниях, исходя из этого масштаба, то найдем, во-первых, что некоторые из них действительно вредны и пагубны и извращают истинное знание, разрушая наше счастье и принося вред. Таково знание порока, вытекающее из опыта, знание искушений и тайных путей к их исполнению; в особенности умение притворяться, обманывать и быть бесчестным плутом. Во-вторых, другие знания оказываются бесполезными, хотя их приобретение стоило большого труда и времени, чего сами они не стоят и служат только для забавы или игры воображения. К ним относятся, например, знания различных игр, новостей, в которых человек может быть хорошим критиком и экспертом, но отнюдь не сделается от этого мудрым и полезным. В-третьих, есть знания, полезные только в известном отношении, имеющие узкую направленность. Например, усовершенствование в каком-нибудь мастерстве или искусстве, от которого зависит благосостояние труженика и общеполезность дела. А так как это знание ценится по его цели, то его надо совершенствовать и уважать по достоинству. Наконец, есть знания, полезные для всех, такие как познание Бога и самих себя, познание свойств нашего окончательного счастья и путей к нему. Это для всех равно необходимо. И насколько же мы счастливы, – мы, которые живем при свете Евангелия – что имеем возможность постичь это полезнейшее и самое необходимое знание!

   Человек никогда не поймет себя, пока не сделает справедливой оценки своих познаний и не взвесит, какое из них лучше и достойно его деятельности. Как высоко он ценит его? Какую пользу это знание приносит, и какое влияние оказывает? Что в нем хорошего? И к чему оно приведет в настоящем и будущем?

   Ничто так не показывает незнания человека о самом себе, как его уважение к своим познаниям, а также к самому себе. Справедливо говорят: чем пустее сосуд, тем более громкий звук он издает. Чем меньше знаний у человека, тем больше он любит их выставлять напоказ и приписывать себе особое значение. Это заметно в самонадеянных молодых людях, недозрелых академиках или студентах, а также в тех, кто, не обучаясь в молодости, старается впоследствии компенсировать это чтением без вкуса и здравого суждения, а только для пополнения сведений, чтобы казаться ученым и знать обо всем настолько, чтобы влезать в разговоры, не делаясь от этого ни умнее, ни полезнее - ни для себя, ни для других. Это делает людей смешными.

   Есть еще одно знание, которое вообще называется ложным, хотя его таким и не считают, потому что оно прикрывается личиной истинного знания, но, собственно, хуже всякого невежества. Те, кто многому учились и приложили к этому немало трудов, часто ставят себя очень высоко в этом отношении, но они должны переучиваться, прежде чем сделаются истинно мудрыми. Они истратили много времени, трудов и терпения на то, чтобы утверждать друг друга в ложных понятиях, которые приняли за истинное знание. Но если оценить его, исходя из вышеупомянутого масштаба, попробовать его, как на оселке, тогда вы увидите, что это знание вообще ничего не стоит.  

   Берегитесь такого знания, и хотя человек держится за него с великим упорством, ничто не делает его столь пустым, отвращая от самоиспытания. Во всех вещах люди основываются больше на своих ложных понятиях.

   Апостол Павел часто говорил о самодовольстве таких людей. «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтоб быть мудрым» (I. Кор. III. 18). «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот еще ничего не знает так, как знать должно». (I. Кор.  VIII. 2). «Ибо, кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя». (Гал. VI. 3). «Желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают» (I. Тим. 1.7). «Ибо судя по времени, вам надлежало быть учителями, но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища» (к Евр. V. 12).
(Продолжение:
Изучение и наблюдение мыслей, управление мыслительным процессом.)

Афоризм данного мгновения!